Биография Произведения Письма Стихи Воспоминания Критика Галерея Рефераты
     
     
   
Грибоедов.net
Биография
Произведения
Письма
Стихи
Воспоминания
Критика
Галерея
Рефераты
Статьи
Ссылки
     

 

 

Горе от ума 1824

Молодые супруги 1814

Студент 1817

Притворная неверность 1818

Проба интермедии 1818



 

Жизнь А.С. Грибоедова

реферат

Вступление

Краткая биография А.С. Грибоедова

Грибоедов - поэт

Попытки Грибоедова перевода произведений с французского языка
Грибоедов – музыкант

Заключение

Список литературы

 

Скачать реферат (28КБ)

 

Краткая биография А.С. Грибоедова

В биографии Грибоедова много загадок и пробелов, особенно в детстве и юности. Достоверно не известен ни год его рождения (хотя точно известен день – 4 января), ни год поступления в Университетский благородный пансион. Не подтверждена документами широко распространенная версия, по которой Грибоедов окончил целых три факультета Московского университета и лишь из-за войны 1812 года не получил докторской степени. Точно одно: в 1806 году он поступил на словесный факультет, а в 1808 году окончил его. Если Грибоедов действительно родился в 1795 году, как полагают большинство биографов, ему было тогда тринадцать лет. В первые годы XIX века такое редко, но случалось. Более достоверны сведения о жизни Грибоедова начиная с 1812 года. При нашествии Наполеона Александр Сергеевич записался, как и очень многие московские дворяне, офицером в ополчение. Но участвовать в боях ему не привелось: полк стоял в тылу. После войны несколько лет будущий писатель прослужил адъютантом в Белоруссии.
Молодость Грибоедов провел бурно. Себя и своих однополчан он называл «пасынками здравого рассудка» - так необузданны были их проказы. Известен случай, когда Грибоедов как-то уселся за орган во время службы в католическом храме. Сначала он долго и вдохновенно играл духовную музыку, а потом вдруг перешел на русскую плясовую. Повесничал Грибоедов и в Петербурге, куда переехал в 1816 году (год провел в отставке, а затем стал чиновником Министерства иностранных дел). «Но он уже начал всерьез заниматься литературой» , - утверждает В.Н. Орлов.
Из Белоруссии Грибоедов привез комедию (перевод с французского) «Молодые супруги» (1815г.). В столице ее поставили не без успеха. Затем Грибоедов участвовал в качестве соавтора еще в нескольких пьесах. Сцена стала его настоящей страстью. Он подружился с директором петербургского театра, драматургом Шаховским, особенно же – с талантливым поэтом и знатоком театра Павлом Катениным.
В литературной войне арзамасцев и шишковистов Катенин и Грибоедов заняли особую позицию. Произведения арзамасцев казались им легковесными и неестественными, шишковистов же – устарелыми. Сами они искали новых возможностей стиха, пусть даже в ущерб легкости и плавности. Катенин не боялся неприличной для публики грубоватости. Грибоедов поддержал его: выступил со статьей (1816г.), где защищал от критики балладу Катенина «Ольга» и сам резко критиковал знаменитую балладу В.А. Жуковского «Людмила» на тот же сюжет. Эта статья сделала имя Грибоедова известным в литературном мире.
Вместе с Катениным Грибоедов написал лучшее из своих ранних произведений – комедию в прозе «Студент». При жизни Грибоедова она не попала ни на сцену, ни в печать. Возможно, выпады в адрес литературных противников (Жуковского, Батюшкова, Карамзина), стихи которых парадированы в пьесе, показались цензуре неприличными. К тому же в главном герое – дураке Беневальском – нетрудно было узнать и черты этих писателей.
Не меньше авторской славы прельщала Грибоедова и закулисная жизнь театра, непременной принадлежностью которой были романы с актрисами. «Одна из таких историй закончилась трагически» , - как сообщает С. Петров.
Два приятеля Грибоедова, молодые кутилы Шереметев и Завадовский, соперничали из-за балерины Истолиной. Известный в городе дуэлянт Александр Якубович (будущий декабрист) раздул ссору, а Грибоедова обвинил в неблагородном поведении. Шереметев должен был соперничать с Заводовским, а Якубович – с Грибоедовым. Обе дуэли должны были состояться в один день. Но пока оказывали помощь смертельно раненному Шереметеву, время ушло. На другой день Якубовича как зачинщика арестовали и сослали на Кавказ. Грибоедова за дуэль не наказали (он не искал ссоры и в итоге не дрался), но общественное мнение сочло его виновным в смерти Шереметева. Начальство решило удалить из Петербурга чиновника, «замешанного в историю». Грибоедову было предложено место секретаря русской миссии либо в Персии, либо в Соединенных Штатах Америки. Он выбрал первое, и это решило его судьбу.
По дороге в Персию Грибоедов почти на год задержался в Тифлисе. Там состоялась отложенная дуэль с Якубовичем. Грибоедов был ранен в руку – для него как музыканта это было весьма чувствительно.
В Персии Грибоедов прослужил три года, а затем перешел «чиновником по дипломатической части» в штат главноуправляющего Грузией генерала А.П. Ермолова. Служба при этом незаурядном человеке, выдающемся полководце и настоящем диктаторе Кавказа, много ему дала.
В годы, когда Грибоедов задумывал и писал «Горе от ума», начинался роковой для России разрыв между властью и мыслящей частью общества. Одни европейски образованные люди со скандалом ушли в отставку, многие другие стали членами тайных противоправительных организаций. Грибоедов видел это, и у него зрел замысел комедии. Несомненно, здесь сыграло роль то обстоятельство, что изгнание самого автора из Петербурга было связано с клеветой. «Словом, Грибоедова мучила проблема – судьба умного человека в Россиии» , - пишет Н.М. Дружинин.
Собственно сюжет («план», как тогда говорили) «Горя от ума» несложен. Лучше всех его пересказал сам Грибоедов в письме к Катенину: «Девушка сама неглупая предпочитает дурака умному человеку… и этот человек, разумеется, в противоречии с обществом его окружающим… Кто-то со злости выдумал об нем, что он сумасшедший, никто не поверил и все повторяют… он ей и всем наплевал в глаза и был таков. Ферзь тоже разочарована насчет своего сахара медовича» (т.е. героиня разочаровалась в «дураке»).
И, тем не менее, плана «Горя от ума» почти никто из современников не понял. Пьеса настолько не соответствовала привычным представлениям о комедии, что даже Пушкин увидел в этом недостаток, а не новаторство. Такого же мнения придерживался Катенин, а тем более журнальные недоброжелатели Грибоедова (они у него были).
Прежде всего, читатели привыкли к «правилу трех единств». В «Горе от ума» соблюдено единство места и времени, но главного – единства действия – не просматривается. Даже в грибоедовском изложении видны по крайней мере две сюжетные линии. Во-первых, любовный треугольник: главный герой Чацкий («умный человек») – Молчалин («сахар медович») – Софья Павловна («Ферзь»). Во-вторых, история противостояния героя и целого общества, которая завершается сплетней о сумасшествии. Эти линии связаны: ведь сплетню пустил не кто иной, как Софья. И все-таки сюжет явно «раздвоен».
Сомнительно было и то, насколько пьеса вправе называться комедией. Конечно, в «Горе от ума» немало смешных реплик и забавно обрисованы многие действующие лица (сановник Фамусов – отец Софьи, полковник Скалозуб, молодая дама Наталья Дмитриевна, бездельник Репетилов). Но для настоящей комедии этого мало. Комичен должен быть сам сюжет – какое-то недоразумение, которое в финале улаживается. К тому же, по литературным представлениям грибоедовского времени, положительные герои в итоге хитроумных проделок, как правило, выигрывают, а отрицательные – остаются в дураках.
В «Горе от ума», как заметили литературоведы, все очень похоже – и все не так. В смешном положении оказывается именно Чацкий: он никак не может поверить, что Софья действительно любит «бессловесного» Молчалина. Но автор с читателем совсем не смеются, а грустят и сочувствуют герою, который в финале бежит «…искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок…»
Софья же убеждается, что Молчалин ее никогда не любил, и это тоже драматическая, а не комическая ситуация. Смешон, правда, в финале Фамусов, в доме которого разыгрался скандал. Но если судить по «плану», Фамусов – персонаж второстепенный. Выигравших в итоге нет, да никто и не стремился в выигрышу. Смеяться тоже не над кем.
Ключ к пониманию «Горя от ума» дал сам Грибоедов. Он писал: «Первое начертание этой сценической поэмы, как оно родилось во мне, было гораздо великолепнее и высшего значения, чем теперь в суетном наряде, в который я принужден был облечь его». Тут же он называет причину, по котрой дал пьесе этот «суетный наряд». «Ребяческое удовольствие слышать стихи мои в театре, желание им успеха заставили меня портить мое создание…» Итак, «Горе от ума» по замыслу не комедия, а произведение другого рода, лишь затем приспособленное к условиям сцены. Может быть, точнее всего было бы назвать пьесу «стихотворно-драматической повестью». Начало пьесы – утро в доме Фамусова. Грибоедов рассказывает о своих героях гораздо подробнее, чем это нужно для хода драмы. Пожилой сановник живет в свое удовольствие, ездит по гостям, сам дает балы, хватается «монашеским поведением» и потихоньку пристает к служанке… У него одна забота – выдать дочь замуж. Он уже отыскал хорошего жениха – Скалозуба, про которого говорит: «И золотой мешок, и метит в генералы». Дочь – девица, воспитанная на сентиментальных книгах, - влюблена в тихого бедного чиновника и по ночам тайно встречается с ним. Впрочем, их свидания весьма целомудренны:
Возьмет он руку, к сердцу жмет,
Из глубины души вздохнет,
Ни слова вольного, и так вся ночь проходит…
В соответствии с законами комедийного жанра тут бы и начаться интриге: влюбленные с помощью горничной Лизы должны как-нибудь обмануть отца и устроить свое счастье. Но интрига не начинается. О планах Софьи читатель ничего не знает. Молчалин же, как выясняется в конце пьесы, вовсе и не хотел жениться. А тут вдруг из трехлетнего путешествия возвращается Чацкий – друг детства Софьи. То, что Чацкий в Софью влюблен, добавляет, конечно, хлопот и ей (как бы отвязаться от ненужного поклонника), и Фамусову (не перейдет ли дорогу Скалозубу?). Но это не главное в комедии. Дело прежде всего в том, что Чацкий приносит с собой взгляд на привычную московскую жизнь со стороны. Все остальные полностью довольны своим положением, Чацкий же способен московскую жизнь критиковать. Оказывается, есть ценности, которые в привычный уклад вписать нельзя.
Тем самым герой подрывает основу существования этого общества – всего в целом и каждого персонажа в отдельности. Смысл жизни Софьи – в любви к Молчалину, а Чацкий смеется над его бессловесностью и угодливостью. Потому-то у нее и срывается с языка: «Он не в своем уме». Сама Софья, конечно, не понимает свои слова буквально, но рада, что собеседник понял их в прямом, а не в переносном смысле.
Готов он верить!
А, Чацкий! Любите вы всех в шуты рядить,
Угодно ль на себе примерить?
Другие персонажи доказывают безумие Чацкого всерьез.
Хлестова:
Туда же из смешливых;
Сказала что-то я, он начал хохотать.
Молчалин:
Мне отсоветовал в Москве служить в Архивах.
Графиня внучка:
Меня модисткою изволил величать!
Наталья Дмитриевна:
А мужу моему совет дал жить в деревне.
Для Хлестовой главное- почтение окружающих, для Молчалина – карьера, для Натальи Дмитриевны – светские развлечения. И раз Чацкий своими словами и действиями все это задевает – он «безумный по всему», как подводит итог сказанному доносчик и плут Загорецкий.
Понимание, что жизнь несовершенна, что и все в ней определяется стремлением к спокойному обеспеченному существованию, Грибоедов и называет «умом». Вот почему он писал, что в его пьесе «25 глупцов на одного здравомыслящего человека», хотя, безусловно, глупых людей там почти и нет. Но в обществе ум Чацкого бесполезен. «Да этакий ли ум семейство осчастливит?» - говорит Софья, и она по-своему права.
Чацкий неприкаян везде – не только в Москве. В Петербурге ему «не дались нины» - хотел быть полезен государству и не смог: «прислуживаться тошно». При первом же появлении на вопрос Софьи: «Где ж лучше?» - Чацкий отвечает: «Где нас нет». Недаром в начале действия он неизвестно откуда появляется, а в финале неизвестно куда исчезает.
Герой комедии, отвергающий общество и им отверженный – это типичный герой романтизма. На угрюмого и уверенного в себе героя Чацкий похож очень мало. В нем больше родства с будущими героями русского классического романа. Как ни различны Печорин у Лермонтова, князь Андрей у Л. Толстого, Версилов в «Подростке» Достоевского – все они странники, которые «ищут по свету» истину или страдают от невозможности ее найти. В этом отношении Чацкий – их несомненный предок.
Характерна для русского романа и открытая концовка «Горя от ума». Первоначальное спокойствие жизни в финале пьесы разрушено. Софья потеряла Молчалина, тот, вероятно, будет вынужден покинуть дом Фамусова, да и сам Фамусов уже не сможет жить как прежде. Произошел скандал и теперь этот столп московского общества боится.
Ах, Боже мой! Что станет говорить
Княгиня Марья Алексеевна!
Но что будет с героями дальше – неизвестно, да и не важно: «повесть» завершена. «Повесть», а не роман – только потому, что для романа «Горя от ума» маловато по объему. Замысел «Горя от ума» требовал, чтобы жизнь общества, с которым сталкивается Чацкий, была показана во всех будничных подробностях. Отсюда самая приметная черта пьесы – ее язык и стих.
Грибоедову впервые в русской литературе удалось действительно писать так, как говорят, а не так, как люди должны были бы говорить, по мнению автора.
Каждая реплика персонажей совершенно естественна, вплоть до явных неправильностей речи: «к парикмахеру», «опрометью» и т.п. Чацкий – воспитанник той же «фамусовской» Москвы – знает ее язык. Иногда и не отличишь, где говорит Чацкий, а где Фамусов:
Умеют же себя принарядить
Тафтицой, бархатцем и дымкой,
Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой -
это Фамусов.
Что иные, так же, как издревле,
Хлопочут набирать учителей полки,
Числом поболее, ценою подешевле? –
это смеется над московским воспитанием Чацкий. Но его слова могут звучать и совсем по-другому. Некоторые его монологи – торжественные речи:
Где? Укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты…
Другие – красивые грустные лирические стихотворения:
В повозке так-то на пути
Необразимою равниной, сидя праздно,
Все что-то видно впереди
Светло, сине, разнообразно…
Уже это множество интонаций, недоступное другим персонажам (исключение отчасти – Софья), говорит о том, что Чацкий человечнее их…
Как ни покажется странным, добиться такой естественности Грибоедову было бы труднее в прозе, чем в стихах. Русская проза тогда еще была недостаточно разработана. В стихах же автор имел примеры Державина, Крылова, драматурга Н. Хмельницкого, да и литературных противников своих – арзамасцев. Но не годился для «Горя от ума» и традиционный стих «высокой комедии» - шестистопный ямб, слишком однообразно размеренный. Грибоедов написал пьесу ямбом с разным числом стоп (вольным). В русской драматургии он до нешл применялся лишь в нескольких забытых опытах. Позднейшие попытки подражать Грибоедову успеха не имела: культура вольного ямба утратилась. В Грибоедовское же время это был самый гибкий размер. Им издавна писали басни: например, Крылов еще до Грибоедова мастерски имитировал в них разговорную речь. Тот же размер применяли в жанре элегии, где Батюшков и другие поэты научились прекрасно передавать меланхолические чувства. Может вольный ямб напоминать и оду, как в обличительных монологах Чацкого.
Размер идеально подошел к замыслу. Получился блестящий, легкий, а когда надо – глубокий сценический диалог, с одного прочтения врезающийся в память. Не менее сотни грибоедовских стихов стали пословицами. А многообразие разговорных интонаций текста представляет поистине безграничные возможности для актерсикх и режиссерских трактовок. Вечно волнует и столкновение одинокого героя с миром. Вот почему «Горе от ума» будет ставиться на сцене, пока существует русский театр.
1823 и 1824 годах Грибоедов провел в отпуске – в Москве, в деревне Бегичевых, в Петербурге. Его новое сочинение – комедия «Горе от ума» - произвело фурор. Задумана она была еще в Персии, начата в Тифлисе, а закончена в деревне у Бегичевых. Автор читал пьесу во многих литературных салонах. Но ни напечатать, ни поставить «Горе от ума» ему не удалось. Едва ли комедию не пропускали из-за политической остроты.
«Он уже понимал, что литература – его настоящее призвание. Задумал новые произведения. Писать комедии он больше не хотел. В голове было нечто более грандиозное – трагедия из древней армянской истории - драма о 1812 годе. От всего этого остались только планы» , - пишет П.М. Володин.
В январе 1826 года, после восстания декабристов, Грибоедова арестовали по подозрению в причастности к заговору. Через несколько месяцев он был не только освобожден, но и получил очередной чин, а также пособие в размере годового жалованья. Серьезных улик против него действительно не имелось, да и сейчас нет документальных подтверждений, что писатель как-то участвовал в деятельности тайных обществ. Наоборот, ему приписывают пренебрежительную характеристику заговора: «Сто прапорщиков хотят перевернуть Россию!» Но, возможно, столь полным оправданием Грибоедов обязан заступничеству родственника – генералу И.Ф. Паскевичу, любимцу Николая I.
Паскевич оказался новым начальником Грибоедова на Кавказе. Он искренне любил и ценил писателя. Тот находился при генерале во время войны с Персией, участвовал и в мирных переговорах в селении Туркменчай. Грибоедов составил окончательный вариант мирного договора, чрезвычайно выгодного для России. Весной 1828 г. Александр Сергеевич был послан в Петербург с текстом договора. Привез он с собой и рукопись трагедии в стихах «Грузинская ночь». От нее сохранились две сцены, но закончил ли автор трагедию – неизвестно.
В июне того же года Грибоедов получил назначение полномочным посланником в Персию. По дороге, в Тифлисе, он страстно влюбился в княжну Нину Чавчавадзе – дочь своего старого приятеля, грузинского поэта Александра Чавчавадзе, - и обвенчался с нею. Супружеское счастье было безмерно, но скоро оборвалось. Через месяц после свадьбы молодые супруги выехали в Персию. Нина остановилась в пограничном Тавризе, а Грибоедов двинулся дальше – в столицу Персии Тегеран. Всего месяц спустя там разыгралась трагедия.
В Персии, по свидетельству одного современника (вообще-то не любившего писателя), Грибоедов «заменял… единым своим лицом двадцатитысячную армию». Но миссия его была чрезвычайно неблагодарна. Он должен был добиваться, кроме прочего, чтобы Персия отпустила уроженцев России, желающих вернуться на Родину. Среди них оказался шахский евнух Мирза Якуб, родом армянин. Как российский представитель Грибоедов не мог его не принять, но в глазах иранцев это выглядело величайшим оскорблением, нанесенным их стране. Особенно возмутило их, что Мирза Якуб – христианин по рождению, принявший ислам, - собрался отречься от мусульманства. Духовные вожди тегеранских мусульман приказали народу пойти в русское представительство и убить отступника. Все обернулось еще страшнее.
Похоронили Грибоедова в его любимом Тифлисе, в монастыре Святого Давида на горе Мтамцыинда. На могиле вдова поставила ему памятник с надписью: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?».
А вот строки из воспоминаний Пушкина: «Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» - спросил я их. «Из Тегерана». – «Что вы везете?» - «Грибоеда». Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис…
«Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя о себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны» , - утверждает Н.М. Дружинин.

Читать далее >> 

 
Griboedov.net © 2008—2019. Все права защищены.